Список форумов ФОРУМ Общероссийского сайта - Американский Кокер-Спаниель ФОРУМ Общероссийского сайта - Американский Кокер-Спаниель
www.COCKER.ru
 
 FAQFAQ   ПоискПоиск   ПользователиПользователи   ГруппыГруппы   РегистрацияРегистрация 
 ПрофильПрофиль   Войти и проверить личные сообщенияВойти и проверить личные сообщения   ВходВход 

ГЕНРИ ЛОУСОН (1867-1922) Австралийский писатель

 
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов ФОРУМ Общероссийского сайта - Американский Кокер-Спаниель -> Литературный салон
Предыдущая тема :: Следующая тема  
Автор Сообщение
Helga
Сторожил


Зарегистрирован: 08.01.2007
Сообщения: 1662
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вс Дек 27, 2015 2:25 pm    Заголовок сообщения: ГЕНРИ ЛОУСОН (1867-1922) Австралийский писатель Ответить с цитатой

ДВЕ СОБАКИ И ЗАБОР

- Ничто, я вам скажу, - начал Митчелл, - так не бесит собаку за забором, как если другая появляется с наружной стороны забора и принимается нюхать землю и лаять на первую сквозь щели, в то время как та не может выбраться наружу. Второй пес может быть или совершенным незнакомцем, или закадычным другом первого; он может вообще не лаять, а лишь сопеть – для собаки за забором это не имеет ровно никакого значения.
Обычно начинает перебранку собака за забором, а вторая лишь возмущается и злится оттого, что та разозлилась первая и устроила скандал неизвестно из-за чего. Вторая тоже принимается лаять и только подливает масла в огонь. Первая собака беснуется так, что у неё изо рта летит во все стороны пена, она в ярости хватает её, и при этом её челюсти очень напоминают срабатывающие капканы.
Трудно сказать, почему собака за забором впадает в такую ярость; но скорее всего, она думает, что пришедшая собака пользуется её невыгодным положением и кичится своим превосходством. Так или иначе, но ярость первой собаки нарастает по мере того, как разгорается ссора, и наконец, она принимается кусать собственный хвост от злости, что не может выйти из-за забора и сожрать чужую собаку. И уж если бы ей удалось выбраться наружу, она бы разорвала её в клочья или, во всяком случае, постаралась её разорвать, будь это даже её родна сестра.
Иногда пришедший пёс только ухмыляется и удаляется прочь. Впрочем, бывает, что он тявкнет раза два таким безразличным тоном, будто происходящее его совершенно не касается. Но не пролаять при данных обстоятельствах было бы неприлично. Делается это для поддержания чувства собственного достоинства и во избежание нарушения собачьего этикета.
Если пришедшая собака всего-навсего маленькая безобидная собачонка, она сразу же бросается наутёк – от греха подальше. Если же это маленький, но задиристый пёсик, то он доставляет себе удовольствие насладиться беспомощной злостью врага, предварительно убедившись, что тот находиться за прочной изгородью.
Забавно видеть, как огромный ньюфаундленд принюхивается с добродушной ухмылкой, в то время как пёс за забором бешено лает, задыхается от ярости, брызжет пеной и дёргается всем телом вплоть до последнего позвонка в хвосте.
Случается и так, что за забором находится маленькая собачка. И чем меньше эта собачонка, тем больше от неё шуму; ещё бы: она отлично понимает, что ей ничего не угрожает. А иногда, как я уже сказал, пришедший пёс по натуре вспыльчив, хотя и заявляет, что терпеть не может скандалов и никогда первый в драку не лезет. Такой пёс очень напоминает определённый сорт людей, которые тоже заявляют, что терпеть не могут скандалов, и всегда нестерпимо вежливы и обходительны – этакой нарочитой, пренебрежительной, нагловатой, раздражающей вежливостью, вызывающей желание дать им в зубы; они никогда не затевают ссор, но уж если их заденут, лезут на рожон – дескать, их обидели – и без конца твердят, что это не они начали.
Вспыльчивый пёс разъяряется при виде беснующегося за забором сородича и заявляет ему:
- Что это ты взбеленился? Ты…!! Да я тебя….! – и тому подобное.
Тут второй пёс выходит из себя:
- Да ты, я вижу, хуже старой паршивой бабы!
После этого они напускаются друг на друга, да так, что их слышно за несколько километров от места схватки: будто сотни пушек стреляют холостыми со скоростью восьмидесяти выстрелов в минуту. В конце концов, второй пёс так же горит желанием проникнуть за ограду и сожрать первого пса, как первый – вырваться наружу и выпустить кишки из пришельца.
А случись этим же двум псам встретиться на улице, они моментально найдут общий язык, могут даже подружиться и клясться друг другу в вечной преданности и приглашать друг друга в гости.


_________________
И правда, что мне все мои враги,
когда я слышу, как за мной шагают,
твои четыре, АНГЕЛ мой, ноги...
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Helga
Сторожил


Зарегистрирован: 08.01.2007
Сообщения: 1662
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Дек 30, 2015 8:21 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

ЭТОТ МОЙ ПЁС

Со стригальщиком Маккуори произошел несчастный случай.
По правде сказать, он участвовал в пьяной драке в придорожном кабаке, откуда выбрался с тремя сломанными ребрами, треснувшим черепом и различными менее серьёзными повреждениями. Его пёс Тэлли был трезвым, яростным участником пьяной драки и отделался сломанной лапой.
Затем Маккуори взвалил на плечи свой свэг и, спотыкаясь, прошёл десять миль по тракту до городской профсоюзной больницы. Одному Богу известно, как он ухитрился это сделать. Сам он хорошенько не знал. Тэлли ковылял за ним всю дорогу на трёх лапах.
Доктора осмотрели повреждения и подивились выносливости человека. Даже доктора иной раз удивляются, хотя и не всегда это показывают. Конечно, они соглашались его принять, но возражали против Тэлли. Собакам был воспрещен вход на территорию больницы.
- Придется тебе прогнать этого пса, - сказали они стригальщику, присевшему на край койки.
Маккуори ничего не ответил.
- Здесь не разрешается держать собак, любезный, - повысил голос доктор, думая, что парень глуховат.
- Привяжите его во дворе.
- Нельзя. Запрещено держать собак на больничной территории.
Маккуори медленно встал, стиснул зубы, борясь с мучительной болью, кое-как застегнул рубаху на волосатой груди, взял свою куртку и, шатаясь, поплелся в угол, где лежал его узел.
- Что ты делаешь? – спросили его.
- Вы не разрешаете оставить моего пса?
- Нет. Это против правил. На территории больницы держать собак не разрешается.
Он нагнулся, поднял узел, но боль была слишком сильна, и он прислонился спиной к стене.
- Полно, полно! Что с тобой? - нетерпеливо воскликнул доктор. – С ума ты, что ли сошёл? Ты же знаешь, что не в состоянии идти. Служитель поможет тебе раздеться.
- Нет! - сказал Маккуори. – Нет. Если вы не хотите принять моего пса, так вы и меня не принимайте. У него сломана лапа, и он нуждается в починке не меньше… не меньше, чем я. Если я заслуживаю того, чтобы меня приняли, так и он этого заслуживает не ментше…а больше чем я.
Он помолчал, тяжело дыша, потом продолжал:
- Вот этот… этот мой старый пёс служит мне верой и правдой вот уже двенадцать долгих, тяжёлых и голодных лет. Пожалуй… пожалуй, он единственное существо, которому есть дело до того…жив ли я или свалился и сгнил на проклятой дороге.
Он сделал передышку, потом снова заговорил.
- Этот… этот мой пёс родился на дороге, - сказал он с какой-то печальной улыбкой. – Несколько месяцев я носил его в котелке, а потом таскал на своём свэге, когда он уставал… А старая сука – его мать – бежала рядом, очень довольная… и по временам нюхала котелок, чтобы узнать, всё ли в порядке… Она ходила за мной невесть сколько лет. Она следовала за мной, пока не ослепла… да ещё год после этого. Она не отставала от меня до тех пор, пока хватало у неё сил ползти по пыли, а потом… потом я её убил, потому что не мог же я бросить её живую позади.
Он снова передохнул.
- И вот этот мой старый пес,- продолжал он, коснувшись задранного вверх носа Тэлли своими узловатыми пальцами, - вот этот мой старый пёс ходил со мной десять… десять лет… в ливень и в засуху, в хорошие времена… и… и в плохие… большей частью в плохие. И не дал мне свихнуться, когда не было у меня ни товарища, ни денег на глухой дороге. И сторожил меня неделю за неделей, когда у меня был запой… когда я пьянствовал и пил отраву в проклятых кабаках. И не раз спасал мне жизнь, а в благодарность частенько получал пинки и проклятья. И прощал мне всё. И … и дрался за меня. Только он один и вступился за меня, когда эти ползучие гады набросились в том кабаке… кое-кто унёс с собой его отметины … а также и мои.
Он снова сделал паузу.
Потом он набрал воздуха в лёгкие, крепко стиснул зубы, взвалил на спину свой узел, шагнул к двери и снова повернулся.
Собака, прихрамывая, вышла из угла и с беспокойством подняла голову.
- Вот этот мой пёс, - сказал Маккуори, обращаясь ко всему больничному персоналу, - лучше меня, человека… и похоже на то, что он лучше вас… Он был для меня таким товарищем, каким я ни для кого не был… да и для меня никто. Он сторожил меня, не давал меня ограбить, дрался за меня, спасал мне жизнь, а в благодарность получал пьяные пинки и проклятья… и прощал мне. Он был мне верным, надёжным, честным, и преданным товарищем… и теперь я его не брошу. Я не вышвырну его со сломанной лапой пинком на дорогу, я … Ох, Господи! Моя спина!
Он застонал и качнулся вперед, но его подхватили, сняли с него поклажу и положили его на кровать.
Через полчаса стригальщик был уже устроен со всеми удобствами.
- Где мой пёс? – спросил он, как только пришёл в себя.
- О нём позаботились, нетерпеливо скала сиделка, - Не беспокойтесь. Доктор вправляет ему лапу во дворе.

_________________
И правда, что мне все мои враги,
когда я слышу, как за мной шагают,
твои четыре, АНГЕЛ мой, ноги...
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Показать сообщения:   
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов ФОРУМ Общероссийского сайта - Американский Кокер-Спаниель -> Литературный салон Часовой пояс: GMT + 3
Страница 1 из 1

 
Перейти:  
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах


 

Rambler's Top100 Яндекс цитирования